Позитифф

День первый. Пятница 25 августа 2006 года. Начало всех начал.

Автор Денис Галахов.
Итак, начнем. Поход, о котором пойдет речь ниже изначально планировался как не сложный, с неограниченным по количеству и степени подготовки числу участников. Решено было отметить своим присутствием мало езженный нами в этом сезоне участок южнее Выборгской ж/д ветки. В качестве основной цели - полуостров Киперорт с возвращением через Приморск и/или Выборг.Но все по порядку.
Выезд был намечен на эл-ке на 21.07 и у меня было полно свободного времени, чтобы не спеша прикатить на вокзал, закусить традиционной кошатинкой в пите, по пролетарски запив все это дело холодненьким. Проделав вышеуказанные манипуляции со своим пищеварительным трактом, я занял выжидательную позицию,напротив центрального выхода на перрон, не смотря на мелконакрапывающий дождик. Вскоре начали подтягиваться остальные участники пробега, которых вовсе не испугала погода и перспектива вымокнуть в пути, чего не скажешь про товарища Mirage, откосившего под благовидным предлогом, по милости которого я теперь вынужден заниматься исполнением его обязанности по написанию отчета. По тому, как быстро платформа наводнилась людьми с велосипедами, можно было сделать вывод: нас много и все мы в тельняшках, так как количество прибывающих уже никаким образом не вязалось с количеством заявившихся на участие в форуме. В поданной на посадку элке распределились на несколько вагонов. Ехать на этот раз нужно было всего 1,5 часа и время до Каннельярви пролетело быстро. Когда выгрузились на вышеозначенной станции, было уже темно. Бодро перескочили под закрытым шлагбаумом через ж/д переезд и,дожидаясь удалившихся до ветра, попытались вслух пересчитаться, что получилось не с первого раза. Выяснилось что нас 21 человек. Хотя я сильно подозреваю, что был и "двадцать второй", но он достаточно скоро исчез с радара. То ли он сразу попал под поезд в момент перехода через переезд, то ли под КАМАЗ чуть позже, но он все-таки БЫЛ. Почем я так считаю? Об это ниже. Итак, отпИсавшись (откакавшись) и пересчитавшись, построились в походную колонну и двинули сразу в тягунчик. Колонна светлячков красиво вытянулась вдоль обочины, вызывая нездоровое любопытство у встречных водителей. Алекс благородно взял на себя миссию замыкающего, а я вместе с Вячеславом и SaBo,весело болтая,погнали впереди. Изредка ветер, вместе с запахом дыма от остатков догорающих вдоль дороги пожариков, доносил до нас повизгивания отстающих и стоны падающих. Но мы не обращали на это особого внимания, нас итак было слишком много и естественная убыль личного состава нам была нам на руку. Так докатили до нужного поворота с асфальта на грунт, что случилось, как и было обещано, через 5 км. после старта в Каннельярви. Дождались отстающих и погнали по грейдеру, по которому нам предстояло отмерить около 11 км. Так как народу было много, а дорога не блистала отсутстивем стиральной доски и песочка, колонна постоянно растягивалась и мы регулярно делали остановки для сбора отстающих. Каждый раз при попытке пересчитаться в слух, я слышал басок "двадцать второго". Видимо, тень раздавленного на переезде неизвестного байкера преследовала нас. Моментами их было даже несколько. Несколько "двадцать вторых", представляете? Было выдвинуто предположение, что они размножаются почкованием или пополняются за счет душ убравшихся не по своей воле на каменисто-песчанных спусках байкеров. А таковые тоже были, так как в темноте довольно неожиданно подъемы сменялись крутыми и длинными спусками. На одном из них мой комп зафиксировал пересечение отметки 50 км/ч. Наконец мы выехали к очередной развилке перед КП полигона, почему-то обозначенного на карте как "блиндаж". Минут через 10 стояния у развилки в ожидании двадцать первого Алекса в компании "двадцать вторых", я сделал потрясающее открытие, потрясшее остальных в буквальном смысле слова, правда потрясшее дружным смехом. Я вдруг обнаружил, что стою на асфальте, и от такой неожиданности, мой возглас об этом видимо прозвучал настолько нелепо, что вызвал приступ веселья у всех остальных. Дождавшись "двадцать вторых", мы прямо за КП свернули на полигон к Грачевскому озеру. Решено было ехать на Красноперские, которые по утверждениям Фаустуса, значительно чище Грачевского. Однако в темноте и множестве развилок, не обозначенных на карте случилось несколько затупов, мы раза три проехали по одному и тому же отрезку дороги метров 200 длинной, пока нашли нужную отворотку. "Туда-сюдака" вызвала некоторое раздражение и ворчание в группе, поэтому пришлось зачинщиков беспорядков в срочном порядке расстрелять на краю ближайшего оврага, дабы они не разлагали коллектив, увеличив тем самым группу "двадцать вторых". Доехав до очередной развилки, находившейся по нашим представлениям как раз между Большим и Малым Красноперскими озерами, для того чтобы не плутать всей толпой решили выслать разведку. Вызвались добровольцы Фаустус и еще кто-то. Они вдвоем бодро укатили по правой отворотке, а мы остались их ждать обсуждая вопросы наличия в этих краях медведей и прочих тварей, а так же планы уничтожения авто-лесо-озеролюбителей, если окажется, что таковые имеют место быть и занимают наше предполагаемое место стоянки. Шло время, а разведка все не возвращалась. Были даже высказаны две реалистичные гипотезы их долгого отсутствия: самая вероятная и самая страшная. Первая базировалась на том, что зная повадки Фаустуса, на момент докуривания нами второй папиросины, сей господин с напарником в поисках лучшего места мог ломить через пампасы уже где-то в районе Ворошиловского озера а то и ближе к Кузнечному. Вторая, самая страшная, заключалась в том, что наши разведчики попали в плен к неонацистам, устроившим свой полевой лагерь на берегу озера. И в тот момент, когда мы спокойно курим папироски, рассуждая о причинах их долгого отсутствия, разведчикам уже отрезали головы и распилили их байки. Откуда взялись тут неонацисты и почему они должны были непременно отрезать головы разведчикам так и осталось загадкой, так как в этот кульминационный момент появились и сами разведчики. Головы у них были на месте, звезд, вырезанных на груди так же не наблюдалось. Они нам поведали, что неонацистов не видели, а весь берег Красноперского сгорел, а стоять на головешках как-то не улыбалось. В итоге мы немного проехали по левой отвилке и удачно рассосались в рощице на берегу того же Грачевского озера. Эта роща изобиловала небольшими удобными полянками и имелись хорошие подходы к воде. Как лицо, не занятое в этот раз установкой палатки, я, просвистев в свой волшебный свисток, предложил таким же как и я не занятым в строительстве палаточного лагеря, стаскивать свое столовского барахлишко и съедобный скарб к широкой поляне с костровищем, которая была выбрана нами под лесную тошниловку. По роще тем временем жалко метались в поисках жилья бездомные участники с робкой надеждой набиться к кому-нибудь в гости. Их отовсюду выгоняли пинками более обеспеченные в плане жилья собратья. Местами стихийно вспыхивали перестрелки между палатковладельцами и бомжами. А из отдаленных уголков рощи стали приходить записки-анонимки, в которых активисты из числа палатковладельцев предлагали решить проблему бомжей более радикальным способом. Тем не менее, советская власть, обещавшая каждому бомжу свой угол и крышу над головой, железной рукой навела порядок, превратив барские хоромы в коммуналки и расселив в них всех бомжей. На улице не остался никто. И только "двадцать вторые" бродили в отдалении, оглашая рощу своим жалобным воем. Тем временем на двух горелках в двух котлах, по 4,5 л каждый, под чутким руководством Алекса мы заварили макарон, заправив их четырьмя 800 гр. банками готовых к употреблению бобов. Пока хавка готовилась, предложение ЦК партии начать раздавливать припасенную литровую бутыль Немирова медового с перцем нашло горячий отклик в сердцах участников XXII съезда КПСС. (Бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овации.) Под припасенные маринованные огурчики, баструму, оливки и лимончики с солью бутылка Немирова опустела довольно таки быстро, и это при том, что большая часть участников заявила о своем презрительном отношении к алкоголизации населения. Видимо опять не обошлось без "двадцать вторых". Покончив с Немировым и варевом из котлов, запив все это чаем, которого мне почему-то не досталось (опять эти "двадцать вторые"!) народ начал разбредаться по роще в поисках своих палаток. Несколько человек погибло в уличных (межпалаточных) беспорядках. Мне выпало ночевать в одной палатке в гостях у Алекса на троих с Катериной. Я не особо торопился. Помыв посуду, я успешно реализовал свое желание искупаться в озере, после чего с удовольствием принял приглашение от группы Ильи допить с ними остатки их спиртяжки. На допивание ушло не более 10 минут, после чего я так же отправился спать. К тому времени Роща уже на всю катушку оглашалась мерным храпом, звонким похрюкиванием и тоненьким повизгиванием продолжавших вращательные движения ногами во сне байкеров. "Двадцать вторые" теснее сжимали кольцо вокруг лагеря…

День второй. Суббота 26 августа 2006 года. На подступах к Киперорту.

Пробуждение, впрочем как и обычно, случилось к тому моменту, когда на весь лагерь уже разносился чарующий запах "Субботнего Куринного Супчика" (сокращенно - СКС), сварганенного Алексом в трех котлах. Я настаиваю именно на таком произношении и написании названия этого Позитиффного блюда, так как это такая же неотъемлемая часть и устоявшаяся традиция ПОЗИТИFFа, как и сам Алекс. "Двадцать вторые" тихонечко поскуливали в кустах. Бодро просвистев в свой волшебный свисток, означавший начало приготовления к приему пищи, я рысцой метнулся умываться прямо через поляну "Лесной тошниловки", где вокруг вкуснопахнущих котлов со странными выражениями на лицах, покапывая слюной бродили рано вставшие байкеры, вперемешку с "двадцать вторыми" позвякивая мисками о свои зубы и зубы слишком близко придвинувшихся к котлам соседей. Наконец было объявлено о начале записи в очередь на получение утренней пайки. Байкеры судорожно рисовали порядковые номера у себя на руках. Нескольких спекулянтов, попытавшихся торгануть своим менее удачливым коллегам более престижные места в очереди по завышенной цене, быстренько утащили под руки в кусты, откуда они так и не вернулись, пополнив собой численность "двадцать вторых". Еще несколько человек были затоптаны в давке и запотасованы в потасовке на ближних подступах к котлам. Позавтракав таким образом, часть народа, в лице группы Ильи отправилась купаться, остальные собирать свои манатки. В полдень колонна вновь выдвинулась на дорогу. Миновав вчерашний КП, мы свернули направо по направлению на Рябово. До самого выхода на шоссе Каменка- Поляны, дорога по краю полигона представляла из себя ряд последовательных конкретных горок, следующих одна за другой. Скорость на спусках составляла до 60 км./ч. Некоторые неудачники, навернувшиеся с байков в самом начале спуска доезжали до его конца в виде кусочка скальпа под шлемаком. Эх… Много таких шлемаков осталось валяться по придорожным кустам в конце спусков на радость "двадцать вторым". Растянувшись по шоссе, домчали до выезда на трассу Поляны - Рябово, где оставив двадцать первого Алекса собирать всех отстающих "двадцать вторых", вломили 15 км. до Рябово, где нас ждал продуктовый магазин и озеро Пионерское. На перекрестке в Рябово нас догнали ребята из группы "Ильинские купальщики", (это те кто остался купаться на Грачевском) Затарились в магазине продуктами, слегка перекусили. Далее вдоль Пионерского погнали до Малышево и дальше по лесной дороге к Финскому заливу в район Глебычево. На лесной дороге дважды прокололся Pilot_X, с ним остался Mummi, исполнявший в тот момент обязанности замыкающего. Остальные же домчали до магазина в Глебычево, где за поеданием мороженного и арбуза дождались Pilot_X, Mummi и всех "двадцать вторых". Сразу за Прибылово началась красивая лесная дорога уже непосредственно по самому Киперорту. Благополучно миновав поворот к пионерскому лагерю Каменка, вышли на финишную прямую и озадачились поиском, а точнее выбором стоянки, так как не смотря на наличие на некоторых стоянках людей и машин, свободных удобных для лагеря место было более чем достаточно. Можно было обойтись без крови и сжигания авто-лесо-озеро-любителей вместе с их машинами. Решили достичь самой оконечности полуострова. Несколько зароптавших были по традиции тут же расстреляны на месте, а их байки приколочены к дереву вверх колесами. Наконец, добрались до оконечности полуострова: - берег - наикрасивейший! Стоянка - супер! Из всех стоянок этого сезона, данное место заслуживает наивысших оценок в своей категории. От берега по камням можно легко перебраться на каменный островок, где каменные плиты как ступени уходят в воду. Началось строительство палаточного лагеря и приготовление хавки. Пока вода в котлах закипала, мы быстренько сбегали на каменный остров искупаться. Вода была бодрящая. В лагере тем временем дым стоял коромыслом. Благодаря кулинарным способностям Маши, из раздавленных жизнью помидоров с помощью зелени, сыра Фетаки и специй была приготовлена "Полевая сырная аджика", которая как нельзя кстати пришлась к гречневой каше. Предусмотрительно запасенная мной днем в магазине в Рябово бутылка 0,5 Немирова под малосольные огурчики, оливки и соленый лимончик ушла еще быстрее чем вчера. Хотя на этот раз "двадцать вторых" старались держать на расстоянии. После ужина все, включая "двадцать вторых", дружно сидели у костра и травили анекдоты и байки, попивая чуть солоноватый чифирок. Наконец, ближе к часу ночи стали расползаться по домам. Как всегда не обошлось без потасовок с поножовщиной, в результате которых количество "двадцать вторых" опять увеличилось. Я решил спать прямо на улице. Для чего расстелил рядом с палаткой Алекса свой тент, на который бросил пенку и спальник. Далее на три голоса Я, Алекс и Катя исполнили некоторые музыкальные произведения известных исполнителей, в том числе и небезызвестную "Голубую луну". После чего, с чувством выполненного долга приступили к засыпанию. Небо во всей красе развернуло над нашими головами звездную карту, начисто лишив ее присутствия облаков. Ветерок шелестел листвой и приносил запах рябины и утробное рычание "двадцать вторых", побиравшихся на временной помойке, оставшейся после нашего ужина. Я лежал на спине вглядываясь в глубину звездного неба и думал: "наверное, завтра я распорю себе ногу, нах…"

День третий. 27 августа 2006 года. Возвращение или "….Киборг едет в Выборг…"

Утро началось утром. Приоткрывая поочередно то один глаз, то другой я наблюдал байкеров из числа рано проснувшихся, которые по одному и маленькими группками сновали между палатками в поисках еды. Проснувшись окончательно и умывшись приступили к приготовлению завтрака. Приходилось поочередно отгонять от кухонного стола не в меру оголодавших байкеров и "двадцать вторых". На завтрак была приготовлена овсянка с добавлением корма "Мечта голодного байкера" и сгущенки. Из остатков оливок, огурцов, помидоров и сыра Фетаки с добавлением кукурузы и соусов Кальве, Машей был изготовлен вкуснейший салат. На десерт полагались кусочек кекса, кусочек пирога и кусочек сникерса. Позавтракав, снова собрались, на этот раз уже в обратный путь. Доехав по жаре до песчаного пляжа, решили освежиться. Здесь при заходе в воду, на достаточно большом расстоянии о берега я неожиданно, как и обещал вчера, чиркнул ногой о стоявшие на дне острием вверх остатки бутылки из-под шампанского. Воды залива тут же окрасились в красный цвет, а на запах крови приплыли акулы и "двадцать вторые". И стали они кружить вокруг меня. А я плыл из последних сил к берегу, оставляя за собой кильватерный кровавый след, периодически теряя сознание о потери крови и нестерпимой боли от прогрызающих мою рану в глубь колоний опарышей. Беду вовремя заметил Алекс, который отогнал прутиком акул и "двадцать вторых" и принес мне перекись с бинтами. А я заливая кровью прибрежные камни, оперативно наложил жгут себе на шею и гипс на обе руки. Жизнь моя была спасена. После купания и моего чудесного спасения колонна продолжила свое движение. И только "двадцать вторые" остались на берегу слизывать кровь с прибрежных камней, а вслед за нами бежали стаи голодных шакалов…. Вскоре начались цивилизованные места - поселки Годуновка, Вязы, где грунтовка превратилась в асфальт. Вах, какие там усадьбы, домики-пряники! Так и чесались руки их сжечь….. С этими мыслями докатили до Приморска, где часть народа засела в подкид до Питера, а оставшиеся, разделившись на две группы: быструю и медленную, ломанули в Выборг. Первая группа опоздав на две минуты на эл-ку в 19.07, уехала в 20.24. Вторая села в последнюю на 21.45. И только "двадцать вторые" остались за дверьми уходящих поездов, решив зимовать в лесах Карельского Перешейка. Говорят, что они уже расселились по всей его территории от Светогорска и Кузнечного на севере, и до берегов Финского залива на юге, где с нетерпением ждут нашего возвращения в эти благословенные места.

Санкт-Петербург, конец лета 2006 года